Самое интересное Югра еще преподнесет историкам

 

Ученые России приступили к новому этапу создания Академической истории Югры. После того, как был подготовлен «нулевой том» или «Очерки истории Югры», приуроченные к 90-летию Ханты-Мансийского автономного округа- Югры, члены Редакционной коллегии создают содержательную основу томов в рамках единой концепции. Всего будет подготовлено 8 томов Академической истории региона. Ученые будут работать над проектом еще как минимум 3 года.  Об этом разговор с главным редактором создания Академической истории Югры, главным научным сотрудником Института Российской истории Российской Академии наук, доктором исторических наук Рудольфом Пихоей. 

— Создание Академической истории Югры называют уникальным проектом. Какое значение это имеет лично для Вас?

— В этой работе на самом деле очень много аспектов. Во-первых, Ханты-Мансийский автономный округ -Югра сам по себе является очень интересным регионом. Регион обладает богатой историей, насчитывающей более тысячи лет. Уже в древности здесь пересекались торговые пути и товары из Ирана, Византии, Центральной Азии. Роскошные серебряные изделия, найденные здесь, украшают фонды Эрмитажа, а драгоценные меха, или как их называли еще «мягкой рухлядью» были вожделенным товаром для новгородских купцов, перепродавались на рынках Западной Европы. Археологические раскопки ежегодно открывают неведомые прежде сведения по истории народов, которые живут здесь сотни лет. В 2018 году Ханты-Мансийский автономный округ – Югры отметил 900-летие первого упоминания Югры в русских исторических летописях. Это экспертное заключение было подготовлено именно нашим Институтом российской истории РАН. Мы доказали, что запись о Югре была сделана в одну из ранних редакций «Повести временных лет» (дошедшей до нас по Лаврентьевскому списку – древнейшему из датированных летописных документов России) в 1118 году летописцем из окружения князя Мстислава Великого, сына Владимира Мономаха.

Во-вторых, проект является уникальным в научном аспекте.  Это совместная работа нескольких научных школ в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Ханты-Мансийске, где в том числе работают мои ученики.    В проекте принимают участие историки, археологи, этнографы, юристы из Института российской истории РАН, Института истории и археологии Уральского отделения РАН, Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры), Обско-угорского института прикладных исследований и разработок ХМАО — Югры, Уральского федерального и Сургутского государственного университетов, ряда архивов и музеев.

И, конечно, Ханты-Мансийский автономный округ -Югра —  это регион, который я хорошо знаю. Мне лично интересно работать с этим материалом.

— Чем более открывается новых страниц в процессе исследования, тем больше вопросов появляется у ученых. Об этом говорят сами главные редакторы томов. А не возникают ли научные споры?  

— Самое интересное, конечно, нас ждет впереди. И в процессе работы мы получим 2 уровня качества – 2 грани одного масштабного процесса – индивидуальное и коллективное исследование. Так пока все редакционные коллективы под руководством главных редакторов томов работают над документальными исследованиями. Но потом начнется очень важный процесс – «состыковка» томов. Именное коллективное исследование позволит сохранить преемственность во времени. Возможность сквозного исследования само по себе порождает массу проблем, обсуждений, дискуссий именно на стыке томов. Мы это почувствовали уже на заседаниях Редакционных коллегий. Уже действительно начались научные споры, и они будут продолжаться. А природа этих споров является очень плодотворной для научной работы, что, безусловно, вызывает научный интерес.

 - А в чем сложность этой работы?   

— Труд ученого всегда сложен. Это такая работа, которая не знает распорядка времени. Иногда улыбку вызывает необходимость предоставления планов для формирования отчетности по проекту, и возникают споры ученых с бухгалтерией о нормировании труда. Если ты прогружен в тему, то ты можешь работать и в 22 часа, и в 4 утра, и в любое другое время. Но думать – это одно, а самая главная задача — найти тот материал, который заставляет тебя думать. Причем, тот материал, который стал предметом внимания историка, нужно осмыслить, а затем все это описать. Письменная работа – это вообще отдельная тема, потому как, если историк пишет работу, а потом по каким-то причинам остановился на пару недель, можно потом часами сидеть за компьютером и на написать ни строчки. Природа труда историка является таинственной.

 -  Каким образом вы будете соединять единой нитью разные исследования редакторов томов, ведь каждый будет писать свою часть по-своему?  

— Мы, прежде всего, запланировали для этого серию конференций, онлайн и и оффлайн. Совершенно неожиданно появились достоинства в онлайн конференциях, которые позволяют вести диалог с редакторами – это наши новые возможности.  К осени 2021 года мы должны получить «скелет» нашего будущего издания – Академической истории Югры или, другими словами, расширенный план-проект. Мы должны получить не просто перечень томов, а план издания, объединенного общими темами. Так, например, возьмем том об археологии. Казалось бы, это отдельный том, но уже в этой части появляется история, и историю и археологию мы должны рассматривать вместе. Или, рассматривая советский период, мы должны провести нить как Ханты-Мансийский автономный округ Югра – стал главным нефтяным регионом России. Уже сейчас наметился ряд дискуссионных проблем, которые надо решить.

 - К 90-летию Ханты-Мансийского автономного округа – Югры изданы «Очерки истории Югры». Это так называемый «нулевой том»?   

— Все правильно. Во-первых, это подарок округу к 90-летнему юбилею. Во-вторых, это результат интересного обсуждения, которое выявило первые принципиальные подходы, которые зафиксированы на бумаге.  Они служат отправной точкой для всего масштабного исследования. В-третьих, это действительно «нулевой том» с точки зрения того, что в очерках — ряд важных статей по археологии. Во многом по-новому ученые начали решать целый ряд вопросов по истории XVI-XVII веков. Я бы отдельно отметил статью Андрея Белякова – сотрудника Института Российской истории Российской Академии наук, который анализирует вхождение Ханты-Мансийского автономного округа – Югры в элиту русского государств.  Тема является новой, и ранее она практически не поднималась. Конечно, необходимо отметить статьи по этнографии народов ханты и манси, подготовленные Обско-угорским институтом прикладных исследований и разработок. И, конечно, особый интерес вызывает ряд статей по досоветскому освоению Югры. «Нулевой том» можно назвать первым шагом или «разведкой боем», постановкой проблематики. Редакционная коллегия сделала выводы – кто и как пишет, что является крайне важным, чтобы работа была качественно выполнена.

 - Какой период Югры в истории представляет особый интерес именно для Вас как для историка или какие исторические личности?   

—  Какой период? Сказать сложно. Здесь интересно все. Югра — край с интереснейшей древней историей, который вдруг оказался на перекрестке международных путей. Эта глухая провинция, которую начали воспевать в XVIII – XX века, стала точкой переселения разных народов. Или заслуживает особого внимания история формирования отношения к народам ханты и манси государственной власти, которая была заинтересована в получении ясака, но пыталась сохранить самобытность коренного населения. Так, например, русским было запрещено выжигать леса – все было непросто и неоднозначно.  Или взять историю ссылок, академических экспедиций XVIII века, которую можно назвать приключенческо-драматическим периодом. Отдельного внимания заслуживает период открытия «великой нефти».

Что касается отдельных личностей, мне очень интересен, например, Валерий Николаевич Чернецов – исследователь, ученый, этнограф, путешественник. Этот человек, казалось бы, не имел никакого отношения к ханты и манси, но стал общественным деятелем, который представлял интересы этих малочисленных народов Севера. Он сделал невероятно много как ученый и как гражданин, хотя даже не успел защитить докторскую диссертацию. За годы путешествий он изучил мансийский язык, был «инициирован в род», стал уважаемым для манси человеком. Благодаря ему стали известны интереснейшие аспекты жизни обских угров. Он расшифровал многие наскальные рисунки (уральские «писаницы»), объяснив связь древних племён с современными манси. Или имя художника Геннадия Райшева, заслуженного художника России, почетного гражданин Югры. Об этой самобытной и необыкновенной личности я впервые услышал от свердловских художников в 70-е годы, а позже он стал одним из ярких мастеров изобразительного искусства ХХ-ХХI веков.

— Какие факторы будут способствовать написанию Академической истории Югры в срок?

— Самое важное значение имеет один фактор – регулярное выполнение договорных обязательств с двух сторон – со стороны Института Российской истории РАН и со стороны органов власти Ханты-Мансийского автономного округа – Югры. Важно, чтобы все договоренности были достигнуты.

Обновлено: 13.06.2021 — 17:09

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *